Уроки комсомольской географии

Нашли сегодня на просторах социальных сетей вот такую заметку под условным названием «Уроки комсомольской географии», причём она была продублирована на множестве страниц пользователей и поэтому мы не смогли пройти мимо.


Почему мы называем районы «Триста», «Париж», «Скоростные», «Новое Ленина»? Почему улица Гагарина находится на противоположном конце от площади Гагарина, почему православный храм построили на перекрёстке главной городской «панели» и улицы, названной именем борца с религией.

Когда наш город посещают туристы, они умудряются заострять своё внимание на самых, казалось бы, привычных для уха комсомольчанина географических наименованиях. Мы с такой лёгкостью и комфортом употребляем в своей повседневной речи десятки непонятных некомсомольчанам слов и фраз. К примеру: «На «Клюшке» есть на выход?» или «Я на «Триста» живу», или «На Дзёмгах есть неплохой магазин». А самое замечательное заключается в том, что далеко не каждый комсомольчанин сможет объяснить, откуда пошли те или иные «народные» названия.

Почему «Дзёмги»?

Самое непонятное и часто употребляемое слово в лексиконе комсомольчан — это слово «Дзёмги». Нет, для нас жителей города, оно, конечно же, понятно. Только большинство из нас понимает его неправильно. Достаточно часто можно услышать примерно такой диалог:
— Что такое Дзёмги?
— Ленинский округ нашего города.
— А почему «Дзёмги»?
— В переводе с нанайского — берёзовая роща.

А вот и нет. До последнего времени, действительно существовал такой перевод этого слово на русский язык, как «берёзовая роща». А закрепился он, очевидно, со времени появления статьи Ю.Жукова в газете «Сталинский Комсомольск (№ 84 за 1937 год), где сказано: «… именуемой нанайцами «березовой рощей». Но мы ведь тоже именуем Комсомольск-на-Амуре «Городом Юности» и «Городом на заре».

Тем более что с русского на нанайский «береза» переводится как «пиагдан». Краеведы предлагают такой вариант перевода: еще до строительства Комсомольска-на-Амуре стойбище на месте нынешнего Ленинского округа называлось «Дзонгми». А это слово, в свою очередь, произошло от эвенкийского «дзюмп», что значит «заброшенный чум».
Может быть «берёзовая роща» — это более красивое название, чем «заброшенный чум», но, как говорится, против истории не пойдёшь.

Почему «Площадка»?

Но на этом непонятности вовсе не заканчиваются. Есть в Ленинском округе нашего города ещё несколько непонятных названий. Например, «Площадка». Здесь всё достаточно просто, Обычный район города. Официально именуется посёлком имени Менделеева. А неофициальное название закрепилось потому, что именно в этом, районе находилась первая («старая») площадка, на которой планировалось построить авиастроительный завод. Правда, в 1932 году, после того, как площадка была расчищена от таёжных болот и зарослей, её на 68% затопило в период весеннего амурского паводка. После такого глобального подтопления, приказом правительства СССР, площадку авиастроительного предприятия было решено, перенести на 4,5 километра дальше от берега. Однако сам населённый пункт никто переносить не собирался. Оставшись на прежнем месте, он стал по-народному именоваться сначала «старой площадкой», а затем, и просто «площадкой».

Почему «Триста»?

Примером «упрощения произношения» можно считать и народное название района завода «Амурлитмаш»—«Триста». Почему «Триста»? Здесь тоже всё предельно просто. В 30-е годы прошлого века (когда и строился наш город), все оборонные заводы в Комсомольске имели номера. Авиационный завод — №126, судостроительный — №199, Амурлитмаш — №313. Изначально и жилые кварталы, прилегающие к заводам, именовались номером самого завода. На вопрос: «Где живёшь?», заданный комсомольчанину, скажем в 1948-м году, можно было получить простой ответ: «На триста тринадцатом». Через десятилетия тринадцать от трёхсот «отчленили» и стали говорить просто: «На триста».

Почему «Скоростные»?

Тем же путём, что и два предыдущих, появились названия «Семухи» и «Скоростные». Если в первом случае речь идёт о народном сокращении названия 78-го городского квартала, то во втором случае всё не так однозначно.

По первой гипотезе название «скоростные» (речь идёт о деревянных домах в Ленинском и Центральных округах нашего города) появилось, благодаря скорости постройки. В 30-е годы необходимо было скорейшим образом развивать социальную сферу, которая включала в себя не только создание поликлиник, кинотеатров и прочих «социальных» заведений, но и необходимость строительства элементарного жилья. Если изначально перед строителями стоял выбор между постройкой деревянных или каменных домов, то после принятия «деревянного» варианта городской застройки, речь шла уже об уменьшении сроков строительства. Благодаря уникальному «скоростному» методу строительства, разработанному и внедрённому комсомольским первостроителем Константином Мининым, новые жилые кварталы вырастали буквально за 25-30 дней. Суть метода заключалась в том, что строительный брус, который шёл на постройку жилых домов пронумеровывали, и рабочим оставалось лишь водрузить деревянные балки на определённые для них места.

Но ведь в нашем городе много районов с деревянными домами. Называются эти районы как угодно—«аул», «Париж» и тому подобное. В соответствие со второй гипотезой, «Скоростные» в нашем городе только одни. Находится этот район между Комшоссе и сквером, в котором построен храм Ильи Пророка. В первую очередь, этот район знаменит тем, что точно над ним проходит глиссада (траектория полета самолета при снижении). При взлете самолеты тоже пролетают над этим районом, тоже на огромной скорости. Отсюда, дескать, и пошло название «Скоростные».

Справедливости ради, хочется отметить, что во времена строительства завода, а, следовательно, и «скоростных» домов, аэродром еще находился за поселком Победа, и взлетный путь начинался намного дальше «скоростных». Да, в городе много деревянных кварталов, но люди-то в них живут разные. Кто-то Парижем назвал, и приклеилось, кто-то — аулом за отдаленность, а кто-то просто сократил словосочетание «скоростные дома».

Почему «Париж»?

Есть в Ленинском округе ещё одно малопонятное, но от этого не менее патетическое название района — «Париж». Это действительно оригинальное название; так как столицей Франции там и не пахнет. Зато пахнет уличными туалетами. Некогда красивый и новый, этот район выделялся на фоне «скоростных» домов старой застройки. Окна украшались резными наличниками, крыши домов были увенчаны деревянными «коньками». В общем—«лепота», как говорил герой фильма «Иван Васильевич меняет профессию». А горожане говорили: «Красиво, как в Париже». Единожды сказанное становится достоянием народа. Весёлое название прочно закрепилось в умах и сердцах комсомольчан. Зато теперь его иначе как ухмылкой и злой шуткой назвать нельзя.

Почему «Новое Ленина»?

А вслед за «Новым Ленина», и «Новое Гамарника». Здесь всё объясняется временем появления данных городских районов. В то время, когда город был впервые спроектирован, на генеральном плане не были указаны ни продолжение проспекта Ленина, ни новые жилые кварталы по улице Гамарника. Однако если взглянуть на городскую карту, то улицы Ленина и Гамарника в «новых» районах являются точным продолжением улиц. Районом «Старого Ленина», в таком случае, можно назвать все постройки, стоящие на городском проспекте до площади Володарского, а «Старым Тамарника»—жилую застройку до улицы Вокзальной.

«Поле чудес» возле «Страны дураков»

Здесь нужно чётко разобраться в хронологии застройки Привокзального района. Его вообще-то строили для того, чтобы в экстренном порядке решить жилищный вопрос, который особо остро встал перед комсомольчанами в 70-80-х годах прошлого века. И решили его просто — застроили целый район панельными девятиэтажными домами. О социальной сфере тогда никто не задумывался. На огромный район практически не было выделено ни детских садов, ни школ — их построили многим позже, А люди, поселившиеся в новых домах, считали себя обманутыми. Ещё бы: вселиться в новый дом, а ребёнка в детский сад приходится водить в другой район города. Точно так же дела обстояли с почтовыми отделениями, поликлиниками, больницами, магазинами. И решение этой проблемы, было найдено только после начала перестройки. Зато название «Страна дураков» прочно закрепилось за некоторой частью Привокзального района.

Некоторое время спустя, на определённом расстоянии от «Страны дураков», на чистом поле-пустыре начали, расти, как грибы после дождя, новые дома. А вместе с домами вырастали школы, магазины и прочие блага цивилизации. Вот так закрепилось и второе народное название — «Поле чудес». Хотя, по поводу его появления есть огромное множество теорий. Некоторые знатоки городской истории уверяют, что жители нового района ждали от пустыря чуда, которое так и не случилось: появившийся социальный комплекс в виде школы и нескольких детских садов так и не смог удовлетворить потребностей жителей «Страны дураков». Другие говорят, что «Поле чудес» — это тот пустырь, который до сих пор не застроен, и на котором время от времени (в особенности, по ночам) случаются самые неприятные «чудеса» в виде ограблений и прочих уголовно наказуемых деяний.

«Болото», «Пятак» и «Три поросёнка»

Если те народные названия, о которых мы говорили выше, относятся к истории строительства города, то те названия, о которых мы будем говорить сейчас, это. так сказать, нечто из новой истории.

«Пятак» — это, вообще-то, не район, а четыре корпуса дома по проспекту Победы, 33. Если посмотреть на них сверху, то можно увидеть не совсем ровную букву «П». Вообще, «пятак» — сокращенное название. Полное — «пятачок».

В Центральном округе, а точнее, на 66-ом квартале есть ещё одно «народное» название — «Болото». Как многие догадываются, названо это место именно так по той причине, что раньше здесь было самое настоящее болото. В процессе застройки оно было осушено, и от него осталось только название. Дома, стоящие на месте болота, так и называют «болотные» или «дома на болоте».

Архитектурно-дворовые ансамбли в нашем городе также имеют устоявшиеся названия. Например, «Три поросёнка» — это не только те три дома, которые стоят на перекрёстке проспекта Московского и улицы Лазо, но и три девятиэтажных дома по улице Ленинградской (49, 51 и 53), а также, панельные пятиэтажки по бульвару Юности и кирпичные «Свечки» по проспекту Интернациональному или дома, по проспекту Мира на Набережной.

Почему «Бермуды»?

На Амурлитмаше (или на «Триста») есть место, именуемое «Бермудами» («Бермудский треугольник»). Это обычный двор, каких в этом городском районе не один десяток. Однако в этом дворе постоянно происходят драки и странные потасовки. Как правило, никто из посторонних этих драк и потасовок не видит и ничего о них не знает, то есть драка вроде есть, и тут же её нет. И виновников не видать, и никто не знает, кого винить и от кого, в случае чего защищаться. Потому и назвали этот злополучный район «Бермудами».

«Клюшка», «Свечка», «Гвоздодёр»

Иногда на устах жителей города вертятся не только названия городских районов, но и отдельных домов. Например, «Клюшка». Дом как дом, только называется он в народе не иначе как «Клюшка». А всё потому, что сам дом очень напоминает по форме хоккейную клюшку, ручка которой проходит вдоль проспекта Победы, а вдоль улицы Орехова лежит бита этой самой «клюшки». В советские времена в этом доме был магазин, в котором продавали пиво, очередь за которым выстраивалась вдоль всего дома. Видимо, в этой очереди и родилось такое непонятное многим название.

«Гвоздодёром» именуют девятиэтажный дом, который стоит на проспекте Победы в так называемом «Новом микрорайоне». И, как вы правильно подумали, тоже за своеобразную форму.

А вот «свечек» и «китайских стен» в городе несколько. Вообще «свечка» — это любой одноподъездный высотный дом, стоящий среди малоэтажных строений. Есть свои свечки и в Ленинском, и в Центральном округе. По поводу «китайских стен», то первой и самой главной в городе можно назвать ту, что стоит по проспекту Победы, 20. В центре многоподъездного дома, даже построили арку, чтобы не утруждать жильцов постоянной необходимостью обходить длинный дом. При этом, на противоположной стороне того же проспекта стоит не менее длинный дом, который, почему-то уже не зовётся «китайской стеной». Зато, на это название претендуют дома, стоящие на проспекте Первостроителей. Оно и понятно. Эти многоквартирные исполины куда как больше походят на Великую китайского стену.

Всё остальное

Это, конечно же, далеко не полный перечень всех непонятных городских народных названий. Да и как ему быть полным, если у нас и с официальными названиями полная неразбериха. Например, площадь Гагарина, что находится возле проходных КнААПО, расположена на другом конце города от одноименной улицы. Как нам объяснили в городской администрации, такое недоразумение объясняется тем, что улица Уральская, примыкающая к главному памятнику Ленинского округа, получила свое название ещё до того, как Юрий Гагарин посетил Комсомольск-на-Амуре. Однако если учесть, что у комсомольского горисполкома было время на то, чтобы переименовывать другие городские улицы, то уж устранить такое явное несоответствие — дело чести. Хотя, о чём мы говорим, если на заседаниях исполкома большинством голосов городские улицы нарекались Водонасосными, Гаражными, Фабричными, Техническими, Лодочными и так далее.

В наше время новых улиц не строят. Зато строят православные храмы. Причём, казалось бы, в самом центре города. Только, почему-то, строители не задумывались о том, что центр православной религии в нашем городе стоит на перекрёстке центральной городской «панели» и улицы, названной в честь борца с религией, как таковой.

А пока такое положение дел будет сохраняться, народ будет продолжать давать своей среде обитания собственные названия. Того и гляди, реконструированную городскую площадь переименуют в «Телевизионную», а старейший техникум в «телевизионную тумбу». И сделают это вовсе не для того, чтобы их «творения» попали на страницы газеты, а для того, чтобы жилось веселее.

За помощь в написании данного материала выражаем благодарность Начальнику Экспоцентра КнААПО Николаю Сергеевичу Зайцеву, научному сотруднику Экспоцентра КнААПО Ольге Анатольевне Нецветаевой и председателю городского отделения общества «Мемориал» Марине Александровне Кузьминой.

Обсуждение:

Последние публикации:

На «дальневосточных гектарах» хотят строить частные дома для престарелых
На «дальневосточных гектарах» хотят строить частные дома для престарелых
Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке вместе с предпринимателями, ведущими бизнес в регионе, разрабатывает новые модельные бизнес-решения, для реализации на «дальневосточном гектаре».

 

Новости от партнёров

Загрузка...