Раис Шайхутдинов. 13 дней в тайге

20 сентября на радиостанции «Звезда» Комсомольск-на-Амуре в передаче «Слушай. Думай. Говори» принял участие житель города Юности Раис Шайхутдинов, грибник, потерявшийся в тайге, в районе посёлка Пивань. Он рассказал о том, как прожил все эти 13 дней в условиях дальневосточного леса.

— Как всё начиналось? Что привело вас в лес?

— Все дальневосточники пользуются дарами тайги, тем более, что сейчас бархатный сезон на грибы, вот и «рванул» за ними.

— Вы пошли в лес за грибами. Как вы поняли, что что-то пошло не так?

— По временным параметрам – затянул со сбором грибов, нарвался на хорошее место, где уже выбирал самые хорошие грибы, но это не так страшно, потому что я вырос на Дальнем Востоке и ночевать в тайге для меня не проблема. Первую ночь переночевал, думал, что выйду. На следующий, второй, день, когда начал переходить с сопки на сопку, погода не задалась, не было Солнца, то не было, практически, никаких ориентиров. Думал, что Пивань мною исхожена вдоль и поперёк, поэтому не взял с собой компаса.

— Получается, что вы, когда ночевали первую ночь, не знали, что заблудились?

— Я не тревожился нисколько. Думал, что просто увлёкся «тихой охотой». Особо не осознавал, что заблудился – обычно хорошо ориентируюсь в тайге, ведь люди моего возраста выросли на этом. Начиная со школы всегда проходили всяческие турпоходы, слёты, «Зарницы» и, в принципе, для меня это было не так уж и страшно быть одному в тайге, не такое уж и потрясение для меня. В первый же вечер позвонил в 112 (была нормальная связь, только к концу третьего дня у меня сел аккумулятор) и попросил дать мне направление, указать, куда идти. Мне посоветовали, и я следовал указанному маршруту, который мне дали спасатели и в первый день я шёл, пока не наступили сумерки.

— А как они дали направление?

— Спросили в каком примерно районе я нахожусь и с какой стороны проглядывает Солнце. Солнца, как такового, не было, но сквозь тучи оно всё равно пробивалось, поэтому какой-никакой ориентир всё же был. Сказали: «Солнце в спину и иди, выйдешь на железную дорогу». Потом приготовился к ночи, чтобы переночевать. На следующий день продолжил идти в том же направлении, но так и не нашёл железной дороги.

— Это уже вы шли на встречу Солнцу?

— Да.

— Вроде бы, Пивань расположена между Амуром и автодорогой. \

— Да, и там плутать – стыдно, даже для такого опытного таёжника как я. Только я не охотник, не профессионал в этом деле, конечно, но по тайге хожу спокойно. Не раз принимал участие в охотах, и сам за ягодами с детства хожу – родители разрешали самостоятельно ходить в тайгу и собирать ягоды. Ещё раз повторюсь – для меня остаться с тайге одному было не так уж и страшно, потому что я понимал, что блуждать там особо негде, ведь можно где-то наткнуться на автомобильную или железную дороги, или выйти на посёлок, в конце концов. Или на Амур. Но, как мне сказали спасатели, там была неприятная такая зона, где я пробыл – можно её назвать аномальной – ежегодно в этом месте пропадают люди, потому что, в тот момент, когда меня искали, оттуда вытащили семерых «потеряшек», таких же как я – грибников, ягодников.

— Раис, а жители Пивани не поясняли в чём аномальная зона?

— Там теряешь звуковую ориентацию – гуляет жуткое эхо. Допустим, слышишь, где идёт поезд, а по факту состав идёт в совершенно другом направлении.

— На что вы рассчитывали, когда шли в тайгу? Ведь можно было встретить какого-нибудь опасного зверя.

— Только сам на себя, но моя самоуверенность меня и подвела. То, что зверь дикий бродит, то это неудивительно – сейчас сезон, они отъедаются. Медведей много, идёшь и видишь много их следов. В течение двух недель, пока бродил по тайге, встретил даже одного живого, но, я считаю, если они агрессивные и неожиданно на него наткнёшься, а я не ходил тихо, а орал, аукал, целыми днями, пока шёл, то неизвестно какой бы был результат. А так он меня услышал, и увидел я его, когда он начал двигаться и шёл он в противоположную от меня сторону, спокойно уходил в лес.

— Придерживались каких-нибудь правил?

— Только одного – режим соблюдать. Выдвигался, когда было довольно-таки светло и солнечно, потому что сейчас уже прохладные ночи. Когда готовишь табор, чтобы переночевать, дров наломаешь, чтобы не на голой земле спать.

— Ладно, но все три дня, пока у вас не сел телефон, вы изменили первоначальный курс, заданный вам службой спасения?

— Да, на второй день пребывания в тайге. Тот курс не дал никаких результатов, напротив, звуки железной дороги пропали. Я понял, что иду в другую сторону. Знаете, когда всё закончилось, мне рассказали, что я преодолел путь… в 20 километров. 20! Когда как за 13 дней я минимум километров двести находил! Каждый день я непрерывно шёл десять часов  и, получается, петлял по этим джунглям, заросшим лианами кишмиша,  где не поможет и мачете.

— Вы пытались использовать туристические хитрости, вроде тех, о которых мы все знаем из школьного курса ОБЖ: мох растёт с северной стороны, с юга более густая листва, птицы летят с севера на юг и так далее?

— Да пробовал я все знания использовать. Не помогло. Очень нехорошее место — крутит, вертит, все холмы одинаковые. Ты не замечаешь, как начинаешь идти вдруг в обратном направлении. Словно в страшном сне, где убегаешь, но не можешь убежать.

— А почему вы не попытались выйти по солнцу? Восходящее солнце – это восток…

— Понятно, я так и старался сделать. Но погода не каждый день была хорошая, солнечная. Шёл, как мог. А когда небо ясное, нужно постараться найти поляну, «лысое» место, чтобы тебя заметили сверху. Тут уж не до ориентирования. Правда, с прогалинами всё опять же непросто —  там нет лысых сопок. На пятый день я нашёл одну такую, с неплохой площадкой, и сидел там двое суток. Жёг костёр, кидал в него лапник, делая «дымовую шашку» … Все дрова в округе сжёг. В итоге одолела жажда, пришлось спускаться в распадок, где только и была вода.

— Кстати, насчёт еды. С водой более-менее ясно, а запаса снеди у вас с собой ведь не было? Чем питались?

— Заросли кишмиша не только обеспечивают «джунгли», но и дают сладкую питательную ягоду.

— И вам этого хватило?

— Да, вполне. Ни разу не испытал за эти дни чувство голода. Но, видите ли, у меня по жизни никогда не было культа еды. Всегда обходился малым и тут спокойно отнёсся к лишениям. Ночью старался расположиться у воды, чтобы напиться и умыться утром. За собой я следил строго – опускаться в такой ситуации ни за что нельзя! А то начинаешь с того, что забываешь умыться, а потом нервничаешь, психуешь, теряешь самообладание. Надо за собой присматривать. В экстренной ситуации – вдвойне.

— Вы говорили, что на третий день остались без обуви.

— Почти. На мне был лёгкий свитер. Я распустил его, и из нитей связал портянки, в которых проходил десять дней. Не скрою, ноги сбил сильно, до крови – до сих пор восстанавливаюсь. Хотя по общему состоянию здоровья не было никаких проблем. Когда меня вытащили, то сразу отправили на обследование в больницу, где выяснилось, что я даже насморка не заработал.

— А если бы, не дай бог, не получилось вас заметить с воздуха на 13-й день, как дальше бы вы себя вели и как выбирались?

— Я нашёл очень удачное место. Открытая поляна в десяти метрах от реки. Планировал посидеть там, пока не подживут ноги, а затем по реке выйти к людям. Тогда я не знал, что это река Бабельга, впадающая в озеро Бельго с одноимённым посёлком на нём. Я думал, что иду по реке Гайтер и выйду на автотрассу. Но если бы вдруг что — пришёл бы в Бельго. Тем не менее, я глубоко признателен пилоту вертолёта  Андрею Игоревичу Чеснокову, который, получив задание, решил пройти вдоль речки. С первого захода они вышли на меня. Я сразу бросил в костёр заготовленный ельник, и меня тут же увидели. Провели чудесную операцию, занявшую минут 20, не больше. Слаженно, чётко, профессионально. Как по телевизору показывают.

— Там, кстати, не только вертолёт был задействован, а целая поисковая кампания организована…

— Да-да, вы правы, и я крайне благодарен всем людям, задействованным в поисках. Я был поражён, когда узнал, какая масштабная операция была проведена. Сколько, оказывается, у нас ещё есть доброжелательно настроенных людей. Я с возрастом, особенно после развала Советского Союза, начал довольно скептично относиться к нашей жизни, к человеческой породе. Но, однако, убедился, что у нас много людей, которые отправились на помощь добровольно, без всяких понуканий, на своих машинах. Я также благодарен пилотам дельтапланов. Один из них в ходе поисков сломал винт аппарата, но, починив его, снова пробовал вылететь. Да, я видел пролетающий дельтаплан, но не успел тогда выбежать на открытую площадку. Командование военной части на Картели выделило на поиски своих людей, завод – вертолёт, что стоит немалых денег. Охотники из посёлка Селихино, восемь человек с ружьями, пошли на поиски.

— У нас что, нет МЧС для всего этого?

— Дело осложнялось тем, что почти все силы МЧС были задействованы в Приморье на ликвидации последствий наводнения. У нас в городе оставалась только малая группа спасателей, так сказать, карманная административная группа. Она не имеет ни полномочий для поиска потерявшихся людей, ни техники. Однако же вся группа в составе десяти человек под руководством начальника Андрея Аверина (который, между прочим, находился в отпуске)  отправилась на мои поиски.

— Что у вас было в качестве источника огня?

— Не было бы счастья, да несчастье помогло. У меня с детства пагубная привычка – я курильщик. У меня с собою была зажигалка, сейчас она у меня дома на самом видном месте. На третий день в ней кончился газ, но спасла пьеза. Я набирал бересту, которая при должном навыке от искры, даваемой пьезой, загорается как порох. Что касается курения, последние 15-20 лет я всё пытался, да никак не мог бросить. А тут – сам бог велел. Бросил. Первые дни, конечно, уши пухли, зато теперь ничего меня не обременяет – и начинать заново не хочу.

— Тяга к грибам осталась, или происшествие навсегда отбило к ним вкус?

— Ничего не отбило, пойду собирать их снова в следующий сезон. Но теперь ни за что не отнесусь настолько легкомысленно к любому походу. Буду брать запас еды, флягу с водой и нормальную одежду. А мои родственники сразу после спасения подарили мне навигатор — его всегда буду брать с собой. И всем хочу сказать: как бы вы ни были опытны, никогда не следует поступать самоуверенно. Природа всегда сильнее нас. Не испытывайте судьбу на прочность.


Фото Андрея Захарова

Обсуждение:

Последние публикации:

 

Новости от партнёров

Загрузка...